Учёба

«ВЫ ЗАПУТАЛИСЬ? ЭТО ХОРОШО!»

«ВЫ ЗАПУТАЛИСЬ?  ЭТО ХОРОШО!»

26.04.2024
 56
Автор фото:  Евгений Федосков

Как часто вы засыпали на лекциях по истории? Ловили ли вы себя посреди семинара в абсолютном ужасе, прыгая по закоулкам разума в попытках вспомнить «Когда же умер Пётр I?!». Тогда, скорее всего, историю и культурологию у вас вёл не Дмитрий Никитович МЕНЬШИКОВ. За долгие годы Дмитрию Никитовичу удалось найти свой подход к слушателям: отважно маневрируя среди зависающих в телефонах студентов, он обнаружил их главную слабость – занятия с элементами стендапа. Согласно онлайн сообществу «Цитатник СПбГЭТУ», Дмитрий Никитович является одним из самых цитируемых преподавателей гуманитарного факультета. В интервью он поделился мнением об аниме, стимпанке, цифровой славе и, конечно же, истории.


– Как бы вы описали свой стиль преподавания?

– С одной стороны, мне нравится рассказывать об интересных людях и событиях. Здесь помогает то, что наш предмет состоит из множества занимательных историй, и в этом плане он намного богаче на события и неожиданные повороты, нежели любое литературное произведение. С другой стороны, хочется рассказать не просто что-то забавное и интересное, но и полезное, чтобы у студентов не остался в голове набор разрозненных фактов, а сложилось общее понимание исторического процесса. Я пытаюсь представить его как рационализированный и осмысленный, хотя на самом деле он состоит из множества уникальных и местами случайных событий. Так, например, конец монархии в России в феврале 1917-го при всей его обусловленности рядом объективных причин был не предопределённым результатом, а во многом случайным процессом. В то же время «разматывание нити» этого процесса как раз и позволяет показать взаимосвязь событий.

– Зачем вообще обычному студенту знать историю?

– Как сказано в одном комиксе: «Чтобы вы учились на ошибках прошлого и не повторяли их снова, а писали другую историю из своих уникальных ошибок». А если серьёзно, то знание истории позволяет понять, кто мы такие и откуда взялись, как мы дошли lо жизни такой, каковы истоки текущей ситуации и чем она может закончиться. Изучение исторического процесса и его механизмов позволяет понять место и роль нашей страны в мире, что, в свою очередь, лежит в основе формирования гражданской позиции.

Кроме того, в ходе изучения истории у людей вырабатывается навык построения причинно-следственных связей, умение видеть скрытые процессы в настоящем. Без всего вышесказанного человек во многом оказывается беспомощен в информационном и общественно-политическом пространстве – предотвращение этого и есть одна из целей нашего курса истории России, как и вообще всего блока дисциплин, реализуемых кафедрой ИКГП. Этому же способствуют регулярно проводимые кафедрой конкурсы работ по различным темам истории России, когда cтуденты не только получают навыки работы с информацией, но и открывают для себя новое, в том числе об истории своей семьи или малой родины.

– Какой формат взаимодействия со студентами вы предпочитаете: семинары или лекции?

– Когда как. Лекции – это самовыражение, монолог, хотя я и стараюсь, чтобы там было какое-то взаимодействие с аудиторией. На семинаре же со студентами идёт диалог: тут лучший подарок для преподавателя, когда они сами в ходе работы приходят к нужным выводам. Для меня важно, чтобы учащиеся не просто получили информацию, но и прочувствовали и впитали её через призму собственных эмоций и переживаний. На лекциях это получается через своеобразный «шок-контент в мягкой форме», на семинарах – через вовлечение и интерактивность.

– Каково значение вашего чувства юмора в контексте преподавания?

– Без него в нашей жизни – никуда. Юмор помогает с технической точки зрения. Вырывает студента из «клевания носом». Помогает говорить с ними на понятном им языке. Порой здесь я не выдерживаю баланс, но без этого иной раз сложно завладеть вниманием аудитории и держать её, да и самого себя, в тонусе. Таким образом, в процессе обучения юмор нужен как преподавателю для привлечения внимания, так и студентам – для большего погружения в материал через эмоции.

– А как вы сами учились в школьные и студенческие годы?

– Сильное влияние на меня оказал живой стиль преподавания моих школьных учителей, один из которых позже оказал влияние и на развитие моих навыков исследователя. В школе был момент, когда я пересдавал зачёт по латыни шесть раз. В университете поначалу учился, как «зелёный первокурсник», перед экзаменами специально ходил в библиотеку и т.д. Потом стал вести себя более расслабленно, но на пересдачи всё-таки не попадал.

– Известно ли вам, что студенты цитируют вас в «Цитатнике ЛЭТИ»?

– Знаю про паблик, изредка туда захожу. Я считаю, что даже «дурная» слава лучше, чем никакая, так что немного приятно знать, что меня цитируют. Любая популярность показывает, что ты вызываешь эмоции и запоминаешься людям. С другой стороны, мне всегда есть куда стремиться, чтобы не просто запомниться студентам как забавный и прикольный (или злобный и требовательный) преподаватель, но и дать им полезные знания, – и вот это для меня главное.

– Как вы думаете, какие основные события начала 21-го века будут изучать студенты 22-го?

– Находясь внутри исторического процесса, мы не можем точно сказать, чем он закончится, – не всё ещё предопределено, и многое зависит от нас самих. Но если говорить в целом: экономический кризис 2008–2009 годов; арабская весна 2011 года, события на Украине и в Крыму в 2014 году, ковид и СВО. Причём все эти события, несмотря на их важность, являются лишь частями единого процесса, который начался довольно давно, более 20 лет назад. Ставки здесь высоки: на кону – новое устройство мира, не говоря уже о судьбе России.

– Самый смешной/иронический исторический момент, по вашему мнению.

– Сложно выделить один, но, пожалуй, главная ирония истории – когда вы пытаетесь предотвратить какое-то событие, но эти же действия ведут к тому, чтобы оно в итоге произошло. Примером такого может служить «ловушка Фукидида», когда ведущая держава, опасаясь растущего конкурента, начинает его сдерживать, и это в итоге приводит к противостоянию и конфликту, даже если этот конкурент изначально не собирался оспаривать положение лидера.

– Мы знаем, что вы участвуете в исторических играх и реконструкциях. Что привлекает в этом занятии?

– В реконструкциях привлекает погружение в прошлое, личное переживание исторических моментов, знакомство с новыми людьми и новыми местами. Они являются полезными для историка: погружение в среду позволяет цельно смотреть на картину, открывать новые аспекты понимания конкретного события или исторической повседневности через практическую деятельность. Военные игры интересны в том же ключе, «проигрывание» вживую старых сюжетов приводит к их переосмыслению и пониманию того, как все могло пойти по-другому. Мне нравится возможность моделирования, возможность почувствовать себя в шкуре полководцев, не говоря уже об эстетической и развлекательной составляющих.

– Знакомы ли вы с аниме-культурой и каково ваше отношение к ней?

– Знаком, но не могу сказать, что анимешник, – хотя 10-15 лет назад и увлекался. Мне нравится аниме с художественной точки зрения, интересно наблюдать над представлением таких эстетик, как «стимпанк» и «дизельпанк», развитие которых очень живо в аниме. Из запомнившихся произведений – это, конечно, творения Миядзаки («Навсикая» и «Порко Россо»), «Zipang» и «Last Exile».

  Дмитрий Бобров, Лев Крюков, Иван Сырой