ОБЩЕЕ ДЕЛО!

ОБЩЕЕ ДЕЛО!

07.06.2024
 12

Сегодня мы хотим рассказать о семье известного учёного Валерия Сергеевича СОРОКИНА, которого не стало в 2006 году. Его дети – двойняшки Сергей и Светлана СОРОКИНЫ, выпускники нашего вуза, работают в Физико-техническом институте им. А.Ф. Иоффе, каждый – в должности старшего научного сотрудника. Сергей параллельно преподает в ЛЭТИ. Они рассказали, как продолжают дело своего отца, почему он работал по ночам, и в чём преимущества профессиональных династий.


Сергей Валерьевич СОРОКИН:

– Кто в вашей семье открыл дорогу в ЛЭТИ?

– Это был наш отец – Валерий Сорокин. Он поступил в ЛЭТИ в 60-е годы на кафедру диэлектриков и полупроводников электрофизического факультета. По окончании вуза остался работать на той же кафедре. Вёл курс по «Материалам электронной техники». Вместе с проф. В.В. Пасынковым являлся соавтором учебника «Материалы и элементы электронной техники», выдержавшего целый ряд переизданий. Незадолго до своей смерти в соавторстве с Б.В. Антиповым и Н.П. Лазаревой написал новый, полностью переработанный учебник, по которому студенты и сейчас продолжают обучение в целом ряде вузов, в том числе и в ЛЭТИ.

– Вы также поступили в ЛЭТИ, учились на той же кафедре, что и ваш папа. Какое влияние отец оказал на ваш выбор?

– Во-первых, мне очень повезло с учительницей физики в школе, которая привила любовь к этому предмету. А во-вторых, специальной и научной литературы дома было много. До сих пор помню такую огромную (формата А4) книгу Р. Смита «Полупроводники», которая меня заинтересовала ещё в старших классах школы. Так что у меня особо и не было выбора. Когда поступал в ЛЭТИ, пошёл на кафедру отца, который всегда говорил, что будущее – за полупроводниками. И оказался прав.

Позднее сотрудничали с ним уже по научной тематике. По рекомендации проф. А.Н. Пихтина, также работавшего на кафедре, ещё во время обучения в ЛЭТИ попал вФТИ им. А.Ф. Иоффе в лабораторию П.С. Копьева, ученика Жореса Алфёрова, где до сих пор занимаюсь развитием технологии молекулярно-пучковой эпитаксии – упорядоченным наращиванием одного кристаллического материала на другом в условиях сверхвысокого вакуума. Отцу эта тема тоже была интересна, и в процессе написания своей дипломной работы я во многом опирался на полученный от него фундамент по термодинамике твёрдых растворов. Позже у нас даже вышло несколько совместных публикаций.

– Вы окончили ЛЭТИ в 1994 году. Чем запомнились годы студенчества?

– У нас была очень дружная группа. Вместе отмечали дни рождения. Часто собирались в общежитии, помню выезд на дачу, где совместно налепили огромную кастрюлю пельменей. В общем, студенческая жизнь скучной не была. Кстати, в нашей группе были и иностранные студенты, с которым мы также дружили, – поляки, болгары и даже гражданин Кубы! Мы и сейчас общаемся, иногда даже встречаемся, у нас есть и действующий чат нашей группы.

– Позднее вы продолжили научный курс отца на кафедре микро- и наноэлектроники.

– Отцу всегда хотелось добавить в его курс по технологии полупроводников, который он читал студентам старших курсов, так сказать, взгляд действующего учёного. В 2000-х годах он пригласил моего научного руководителя Сергея Викторовича Иванова, тогда – зав. лабораторией, а ныне – директора ФТИ, читать совместно с ним курс лекций в ЛЭТИ. Они поделили этот курс пополам: за отцом – термодинамика и курсовой проект, а за Сергеем Викторовичем – технология.

После смерти отца Сергей Викторович предложил мне продолжать вести этот курс вместе. А уж когда Сергей Иванов стал директором ФТИ, то из-за нехватки у него времени курс полностью перешёл ко мне. Кафедра поддержала это решение – кому же, как не мне, продолжать дело отца? Каждый год в курс лекций, который сейчас называется «Технология полупроводниковых наногетероструктур», я стараюсь добавить материал и рассказать о последних достижениях в области полупроводниковых приборов, создании новых материалов.


– Вы также работаете в ФТИ. Чем там занимаетесь?

– По правде говоря, ФТИ – это моё основное место работы. Сейчас я – старший научный сотрудник лаборатории А.А. Торопова. Участвую в двух больших проектах в рамках дорожных карт развития квантовых вычислений и квантовых коммуникаций. Если сказать немного проще, то в разработке фотонного квантового компьютера. Одновременно сохраняю научные связи и с кафедрой – есть опыт и совместных проектов и, конечно, публикаций.

– Интересно, что ваша сестра-двойняшка Светлана Валерьевна Сорокина также окончила ЛЭТИ.

– Да, мы поступили в ЛЭТИ вместе. Вместе учились всего год. После первого курса я ушёл в армию, так как в те годы студенты подлежали призыву. Заканчивал ВУЗ на год позже.

– Династию лэтишников продолжает и ваш сын Дмитрий…

– Верно. Дмитрий сейчас заканчивает 3-й курс ФЭЛ. Безусловно, наша семейная история также оказала влияние на его выбор. Скоро и ему определяться, куда идти работать. Уверен, что, как и все в семье, в будущем он будет работать по полученной специальности.

– В чём преимущества профессиональных династий, на ваш взгляд?

– Это часто связано с продолжением дела предыдущих поколений. В моём случае, например, если бы я не оказался на этом месте в ЛЭТИ, курс, который вёл отец, вряд ли сохранился в том виде, как сейчас. «Подхватывай!» – сказали мне тогда на кафедре. И это было то предложение, от которого не отказаться. А вообще я считаю, что у студентов должна быть связь с наукой. И одна из целей читаемого мной курса – это именно привлечь молодых ребят в науку. Иногда удаётся. Ну и, конечно, наши совместные с отцом публикации. Было очень приятно – общее дело! А теперь это наш семейный бэкграунд и наша память.


Светлана Валерьевна СОРОКИНА:

– Светлана Валерьевна, какие преимущества в совместном обучении брата и сестры?

– В принципе это удобно: если что-то не понял по предмету, то можно подойти прямо дома и спросить. Например, как-то ещё в школе мне нужно было подготовиться к экзамену по истории, а времени не хватало, и тогда Серёжа качественно и красочно за 15 минут рассказал мне материал по Гражданской войне. В итоге, вытянув именно этот билет, я получила похвальную грамоту по истории. Я, в свою очередь, хорошо рисовала и помогала Серёже в этом вопросе при необходимости.

– Как папа повлиял на вашу жизнь?

– Я всегда гордилась отцом! Он был удивительным человеком. Активно занимался нашим воспитанием и образованием с раннего детства. Водил в музеи, на спортивные мероприятия, возил за город. Каждый вечер до наших 15 лет он читал нам с братом перед сном серьёзную художественную литературу, что называется, «на вырост»: к примеру, исторические романы «Спартак» итальянского писателя Рафаэлло Джованьоли и «Белый отряд» Артура Конан Дойля. Ради этого он жертвовал своим сном, потому что потом шёл работать над научными материалами ночью. Некоторое время назад я занялась составлением родословной нашей семьи и попросила маму побольше рассказать о жизни отца до нашего рождения.

– Что нового узнали?

– Всплыли интересные подробности, которые ярко его характеризуют. Например, у папы, который, кстати, стал ленинским стипендиатом, было слабое сердце, и на 2-м курсе у него случился миокардит, поэтому он пропустил много занятий, в частности по химии. Несмотря на то, что он тщательно подготовился к экзамену, его преподаватель Б.Ф. Ормонт поставил ему хорошо, сказал, что на отлично этот предмет знает только он сам. Однако папа от четвёрки отказался, занимался всё лето, и Борис Филиппович всё-таки поставил ему пять, потом они стали хорошими друзьями.

– Как ваш папа относился к работе?

– Он действительно очень много работал. Преподавал, писал учебную литературу, занимался наукой, много времени уделял кафедральным делам. В последний год жизни ему было очень тяжело по здоровью. Но даже в день смерти рядом с ним лежала статья, над которой он работал.


– Как сложился ваш профессиональный путь?

– По окончании ЛЭТИ пришла работать в ФТИ, как и брат, только в лабораторию фотоэлектрических преобразователей, где и сейчас тружусь старшим научным сотрудником. Здесь же в ФТИ встретила будущего мужа Михаила. В 1999 году защитила кандидатскую диссертацию. Кстати, папа забавно поздравил меня с защитой в стихотворной форме: «Утёрла нос Серёже и обогнала Мишу, А теперь хочу узнать, как растить сынишку!» Мы тогда с мужем как раз задумались о рождении ребёнка.

Я, как и наш отец, специалист по жидкофазной эпитаксии (судьба случайно привела к этой технологии). Имею 12 патентов и 115 научных публикаций. У Сергея их ещё больше. Но у меня тоже есть дорогая сердцу статья с отцом. Как теоретик жидкофазной эпитаксии, со стороны он заметил интересные закономерности в экспериментальных данных нашей группы и математически описал их. 

  Ирина Титова