Спец проекты

От Парижа до Кронштадта

От Парижа до Кронштадта

26.02.2024
 40

Олег Игоревич БЫХОВСКИЙ – будучи выпускником ЛЭТИ по специальности «Радиотехника», покорил вершины PR. Мы поговорим о том, почему не надо ставить себе границ.


– Олег Игоревич, как вы оказались в ЛЭТИ?

– Я закончил 155-ю гимназию с углублённым изучением французского языка, но для поступления выбрал кафедру телевидения на факультете радиотехники (ныне ФРТ) в ЛЭТИ, так как мне было интересно это направление.

– Однако после первого курса пошли служить срочную службу в армии?

– Это был 1987 год, и в тот период студенты должны были служить два года, а после этого возвращались в вуз. Я служил в ракетных войсках и артиллерии в Луге и Подмосковье. Очень тогда хотелось вернуться к учёбе. А в 1989 году, как раз, когда моя служба заканчивалась, это положение отменили. Интересно, что вернулось так много студентов, что для них ЛЭТИ организовал отдельную группу, которая весь сентябрь восстанавливала знания по физике и математике.

– Чем запомнились студенческие годы?

– Времена нашего студенчества в 90-е были непростыми, но молодёжь всегда найдёт повод для веселья. Собирались в общежитии, устраивали праздники. Тогда действовала продуктовая карточная система, меню поэтому было скудное. Почему-то в магазинах было много консервов из морской капусты, которыми мы часто и питались. Начал подрабатывать одновременно на трёх работах: ночным вахтёром, слесарем в НИИ нефрологии, проводил соцопросы для Комитета по социальной защите, а также занимался сборкой телевизоров из деталей, купленных на толкучке.

– В вашей студенческой жизни были и знаменитые стройотряды ЛЭТИ…

– Отличные воспоминания от поездок в стройотряды после 2-го и 3-го курсов. Ездили на стройку жилых домов при компрессионной станции «Газпрома» в Западной Сибири под городом Ноябрьск. Работали там два месяца, причём в первый месяц – только с одним выходным по 10-
12 часов, а во второй – вообще без выходных. Кстати, там были весьма интересные традиции. Так, перед началом рабочего сезона зарывали и бетонировали бутылку водки в знак соблюдения сухого закона на всё время работ. Но! По окончании трудовой вахты бутылку нужно было достать из бетона, и если это удавалось сделать, не разбив сосуд, то тогда уже можно было зелье наконец употребить! Нам это удалось!

– Ваша профессиональная жизнь после окончания вуза была полна неожиданных поворотов. Будучи человеком с техническим образованием, вы пришли в PR. Как так получилось?

– Наш выпуск 1994 года был первым без традиционного для советского времени распределения. Год проработал в ДК при Балтийском заводе инженером по эксплуатации. И вот как-то раз встретил в трамвае своего одногруппника, который рассказал, что много наших ребят устроились работать на телевидение. «Шестой канал» был первым независимым телеканалом в России, который предоставлял полную свободу творчества. Я начал работать инженером-монтажёром на прямом эфире – специальность на стыке технического и гуманитарного направлений. Коллектив – молодёжь, средний возраст – 25 лет. Пожалуй, с этого и начался мой путь в сферу коммуникаций.


Эфирная палата, 1997 год.



– Как складывалась ваша работа на телевидении?

– Через несколько лет наша команда начала делать свою собственную программу о Франции под названием «Французский коктейль». В посольстве мы просили кассеты на французском языке с новостными выпусками, делали переводы. Здесь и пригодились мои школьные знания. Конец 1990-х – начало 2000-х – время, когда было можно было совершать самые неожиданные вещи. Однажды, в 1997 году, мы задумали сделать репортаж с кинофестиваля в Каннах. Съёмочная группа состояла из пяти человек, но средств на такое недешёвое путешествие у нас не было. Включили смекалку. Пошли к главе офиса авиакомпании Air France в Санкт-Петербурге, рассказали о нашей идее, предложили сделать промофильм об авиакомпании бартером, и нам подарили билеты в Канны в оба конца, да ещё и в бизнес-классе! Кстати, это был единственный раз, когда летал бизнес-классом.

Затем встал вопрос – где остановиться? И вот снова – его величество случай: поехали на туристическую ярмарку «Интурфест» в СКК, там познакомились с женщиной, которая рекламировала резиденции в Каннах. Снова получилось договориться о бартере. В Петербурге в свадебном салоне взяли напрокат три смокинга и два вечерних платья. А вот на пропитание денег особо не было. Спонсоры фестиваля обеспечивали бесплатной водой и шоколадками «Кит-Кат». Вот этим мы в основном и питались в течение 10 дней фестиваля. Потом много лет даже смотреть на них не мог. В итоге взяли интервью у знаменитого певца Шарля Азнавура и привезли много интересного материала, сделали цикл программ.


Канны, 1997 год.




– Как складывалась карьера после «Шестого канала»?

– В 1998 году ушёл в свободное плавание и оказался в рекламном агентстве «Rich». Интересно, что женой генерального директора агентства была Алла Довлатова, известная российская теле- и радиоведущая. Знаменитый ныне рок-музыкант Сергей Шнуров, который тогда работал над своим первым клипом, был в агентстве дизайнером. А будущий писатель Александр Цыпкин работал менеджером по продажам. В обед мы частенько питались бубликами за 1 рубль.

– Более 10 лет вы проработали во Французском институте в Петербурге в качестве руководителя отдела культуры и коммуникаций. Чем запомнилась эта работа?

– О, это было очень интересное время! Именно там я познавал секреты PR, в частности в области организации культурной жизни – французских кинофестивалей, концертов джазовой музыки, рок-концертов, открытия выставок. Прошёл стажировку в Париже и Лионе. В нашей группе было 18 человек, и все – из разных стран. Ярким событием всегда становился фестиваль «День взятия Бастилии», который ежегодно собирал до пяти тысяч человек в Петропавловской крепости. Участвовал в организации юбилейных мероприятий празднования 300-летия Санкт-Петербурга, а также Года Франции в России в 2010 году.

– Затем вы продолжили работу в PR ещё в ряде интересных организаций…

– Пять лет, начиная с 2012 года, работал в Государственном центре современного искусства в качестве PR-менеджера, заместителя директора, а также и.о. директора. Занимались организацией выставок, например, в Эрмитаже, курировали арт-резиденцию и т.д. В 2017 году стал начальником выставочного отдела Военно-медицинского музея Санкт-Петербурга, а в 2020-м пришёл на должность врио директора Музея истории Кронштадта. Музей пользуется большой популярностью, особенно в туристический сезон. Это увлекательная краеведческая история, редкие находки подводной археологии. Многие экспонаты подняты со дна Балтийского моря, которое является слабосолёным, и в связи с этим вода их не разъедает, но консервирует. Сохранилось даже много «органики»: не только пушки, но и шляпы, парики, которые пробыли под водой до 300 лет.

– Вы также получили второе образование в области связей с общественностью, и снова – в ЛЭТИ.

– Да, в 2005 году вновь поступил в родной вуз. Конечно, Французский институт дал мне очень много практических знаний, но хотелось получить и профессиональное образование в области коммуникаций. Поэтому поступил на курсы переподготовки в ЛЭТИ. Приятно было вернуться в милые сердцу стены. Стилистика, ораторское искусство, другие дисциплины, – их изучение придало мне больше уверенности в себе. С особой благодарностью вспоминаю занятия Надежды Васильевны Казариновой по межличностным коммуникациям: интересные тренинги, деловые игры. Приятное совпадение: когда получал первое образование, учился у её свёкра – Юрия Михайловича Казаринова.

– Какие советы вы бы дали современным студентам?

– Не ставить себе границ! Если есть цель, ты к ней дойдёшь. Главное – верить в себя, понимать, к чему стремишься. Не ждите, что сразу будете получать материальную отдачу. Когда я просматривал по ночам большое количество кассет с выпусками новостей из Франции для потенциального использования в нашей передаче на «Шестом канале», я не старался заработать. Я был просто увлечён своим делом. Однако потом меня позвали работать во Французский институт, и эти знания очень пригодились. Когда ты отдаёшь себя любимому делу, награда придёт, но, возможно, не там, где ждёшь.

  Ирина Титова