Наши люди

Шахматная королева ЛЭТИ

Шахматная королева ЛЭТИ

23.10.2023
 248

Именно так хочется назвать Екатерину Георгиевну БИШАРД, доцента кафедры информационно-измерительных систем и технологий, мастера спорта СССР по шахматам, которая преподаёт в нашем университете уже более 50 лет.


Четыре раза она участвовала в личных первенствах СССР по шахматам среди женщин. Три раза побеждала на чемпионатах Ленинграда по шахматам среди женщин (1966, 1967, 1975). Трижды представляла команду Ленинграда в первенствах СССР, в 1962 году стала чемпионкой страны в командном зачёте. Мы встретились с Екатериной Георгиевной, чтобы узнать подробности её яркой шахматной истории и преподавания в ЛЭТИ, а также о том, что она считает самым главным в жизни, и почему четырёхкратному чемпиону СССР Виктору Корчному было трудно играть с ней в пинг-понг.


– Как вы начали заниматься шахматами?

– Я родилась в Ленинграде в 1939 году в год кролика по китайскому календарю, девиз нашего знака: «Хочешь перемен – начни с себя».

Знаю, что мой отец хорошо играл в шахматы. В 1942 году он пошёл на фронт добровольцем и погиб под Пушкином. От него мне достались шахматы, которые он выточил своими руками.

В восемь лет мама отправила меня в пионерский лагерь. Там я познакомилась с мальчиком Сашей. Он был постарше. Саша стал первым человеком, который показал мне, как двигаются фигуры на шахматной доске, научил играть. Он очень удивился, что у меня быстро начало получаться, и сказал, что я способная. Я не очень поверила, но захотела посмотреть, как люди играют в шахматы по-настоящему.

Далее, согласно девизу кролика, я сама пошла в наш знаменитый Дворец пионеров записываться в шахматный кружок и была принята. Ходила туда почти каждый день – от улицы Гоголя до Фонтанки. Там почти сразу познакомилась с будущим чемпионом мира по шахматам Борей Спасским, которому на тот момент было лет 10-11, и которого уже в то время называли «чудо-мальчиком». Случилось так, что в 1950 году проводилась встреча юных шахматистов с тогдашними чемпионами мира по шахматам М.М. Ботвинником и Л.В. Руденко. И вот я играю в сеансе с Людмилой Владимировной, мне 11 лет, я в четвёртом классе. Удивительно, я эту партию выиграла и в газете «Ленинские искры» была помещена моя фотография с подписью: «Катя Бишард выигрывает у чемпионессы».

После чего я, как ни странно, шахматы бросила и пришла, словно блудная дочь во дворец пионеров только в восьмом классе. И у нас там был самый лучший тренер – Владимир Зак, который тренировал таких шахматных величин, как Спасский, Корчной и Камский. Как он меня встретил после четырехлетнего перерыва, представьте сами. Тогда же я начала участвовать в детских личных и командных первенствах СССР. Из запомнившегося: ничья с будущей чемпионкой мира по шахматам Ноной Гаприндашвили.

– После поступления в ЛЭТИ вы также продолжили активно заниматься шахматами?

– Я никогда не хотела сделать шахматы своей профессией и в 1956 году поступила в ЛЭТИ на специальность «Автоматика и телемеханика». В то время шахматы, как во всей стране, так и у нас в институте были престижным занятием. Напомню, кто не знает, что шахматная история ЭТУ берёт свое начало с 1909 года, когда в нем начали проводиться известные шахматные турниры. А.С. Попов, изобретатель радио, уделял им большое внимание. Кстати, чемпион мира М.М. Ботвинник был аспирантом ЛЭТИ, а заведующий кафедрой радиотехники И.Г. Фрейман являлся сильнейшим шахматистом города. И в моё время наш институт отличался хорошими шахматистами. Эта дружная команда всегда была в высшей лиге. В сборную входили пять мужчин и одна женщина. Именно в ЛЭТИ проходило первенство высшей лиги Ленинграда среди институтов. Мы обычно занимали третье место. Лидировал традиционно Ленинградский государственный университет, где, кстати, учился Борис Спасский.

– Затем вы вошли в сборную Ленинграда. И стали чемпионами СССР в командном зачёте!

–Да, команда была прекрасная. И в 1962 году мы стали чемпионами страны. Игра за команду подразумевает гораздо бо́льшую ответственность. Всегда боишься подвести свой коллектив и выкладываешься по полной. И, соответственно, в таком соревновании все друг другу помогают готовиться.

Ленинград всегда был шахматный город: помимо спортсменов, о которых я уже сказала выше, здесь жили Марк Тайманов, Анатолий Карпов и Семён Фурман. Все они входили в сборную команду Ленинграда в то или иное время. С Корчным мы даже играли в пинг-понг на шахматных сборах, и, кстати, он был левша, так же, как и я. И он сначала не мог понять, почему ему было неудобно со мной играть, а это было связано именно с тем, что мы оба играли левой.

– Продолжаете ли вы играть в шахматы сегодня?

– Да, правда, теперь в основном играю онлайн в Интернете. Например, есть такая шахматная площадка Lichess, на которой играют множество людей по всему миру.

– Почему вы выбрали именно ЛЭТИ и факультет автоматики и вычислительной техники?

– У меня в роду все были инженеры. В ЛЭТИ всегда были отличные преподаватели, интересные практики на заводах, где мы видели, как льют сталь, сами «мотали» двигатели. Не забыть и замечательный фестиваль «Весна в ЛЭТИ».

К процессу обучения относились очень строго! Примечательный случай, который характеризует учебную дисциплину в ЛЭТИ. Я объездила весь Советский Союз. Однако не побывала в Баку, потому что декан нашего факультета Дмитрий Мефодьевич Черныш, когда я отпрашивалась у него на личное первенство Союза в столицу Азербайджана, сказал: «Катя! Ты пришла в институт учиться или в шахматы играть?»

Интересное совпадение произошло с одним из профессоров ЛЭТИ, Николаем Николаевичем Разумовским. Мой отец, дед и прадед были инженерами. Дед работал на заводе «Сименс-Шуккерт». Они в том числе искали талантливых людей и в глубинке. Однажды он приехал в Старую Руссу, где учился в реальном училище Николай, увидел способного мальчика, пригласил на обучение. Впоследствии тот стал профессором ЛЭТИ. Я этой истории не знала. Получилось так: я защищала диссертацию в ЛЭТИ, а Разумовский был назначен моим оппонентом. Как-то мы обсуждали мою диссертацию у него дома, а когда я уходила, Николай Николаевич, подавая мне пальто, спросил, не приходился ли мне родственником Роман Бишард, а это и был мой дед!

– Куда пошли работать по окончании ЛЭТИ?

– В научно-производственное объединение «Ленинец» инженером-радистом, хотя заканчивала как специалист по автоматике и телемеханике. Это неудивительно, ведь в ЛЭТИ давали очень широкий спектр знаний.

Там я проработала пару лет, а затем меня пригласили обратно, в аспирантуру к А.А. Преображенскому – специалисту по теории магнетизма. Вспомнив свой дипломный проект по магнито-измерительной аппаратуре в геофизике, я согласилась и не жалею до сих пор. Моя научная деятельность связана с использованием магнитных эффектов и материалов в измерительных устройствах. Однако, памятуя, что односторонний специалист подобен флюсу, я также занимаюсь надёжностью и качеством измерительных средств. Метрологию я преподавала практически на всех факультетах университета.

– Играли со студентами в шахматы?

– Было дело! Я им при этом говорю: один неверный ход – и все твои прекрасные замыслы теряют смысл. Поистине, шахматы – это модель жизни.

– Что вам нравится в преподавании?

– Общение с ребятами. Всегда прошу их задавать мне вопросы. Чаще всего задают технические, а вот недавно один мой студент после сдачи экзаменов поразил меня вопросом: «Что нужно посмотреть в Питере, чтобы его полюбить?»

– Вы преподаёте более 50 лет. Поменялся ли студент?

– Максим Горький говорил: «Всем хорошим во мне я обязан книгам», а от себя добавляю «…и людям, с которыми я встречалась». Сейчас молодёжь на это как-то меньше обращает внимание. Может, времени свободного у них меньше, чем было у нас.

Вспоминаю, как однажды к Людмиле Владимировне Руденко, первой советской чемпионке мира, когда у неё был юбилей, пришли с телевидения и спросили, что было самое главное в её жизни. И она ответила, что это было совсем не то, что она стала чемпионкой мира, а то, что во время блокады она вывезла из города эшелон с детьми. Вот такие люди и формировали моё мировоззрение. 

  Ирина ТИТОВА